Главная » Статьи » Авторские статьи

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ПРЕДЕЛ ОБОБЩЕСТВЛЕНИЯ.

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ПРЕДЕЛ ОБОБЩЕСТВЛЕНИЯ.

О «рабочей силе» как свойстве

 

В некоторых исследованиях феномен «рабочая сила» рассматривается как объект общественных отношений, как социологический объект, включённый в воспроизводственный процесс «действительная жизнь», а поэтому по отношению к нему как, например, и к «вещи», - товару, правомерно ставить вопрос как об объекте частных или обобществлённых отношений собственности.

Напомним известное классическое марксистское определение рабочей силы:

- Под рабочей силой, или способностью к труду, понимается «совокупность физических и духовных способностей, которыми обладает организм, живая личность человека, и которые пускаются им в ход всякий раз, когда он производит какие-либо потребительные стоимости» (К. Маркс).

Если говорить о частных отношениях собственности, то изначально, в чистой абстракции, очевидно, что будучи по определению свойством, «рабочая сила» есть объект частных отношений собственности, ибо только человек есть носитель такого свойства как «рабочая сила». Однако попытки выявить пути трансформации частных отношений собственности в обобществлённые отношения собственности сталкиваются с рядом неопределённостей и трудностей, связанных как с самой сутью поэтапного «восхождения» от частных отношений к обобществлённым, так и с самой обоснованностью такой постановки вопроса. В частности, - может ли «рабочая сила», в теории, выступать в качестве самостоятельного объекта отношений собственности? Когда и в какой градации, в каких формах, это имеет место?

Кроме того, в недавней полемике на страницах «ЭФГ» высказывались прямо «противоположные» суждения.

С одной стороны, например, д.э.н., профессор Лоскутов В. И. (ЭФГ № 22, 2015 г.) утверждает:

- «Рабочая сила есть лишь одно из множества свойств человека, поэтому нельзя ставить знак равенства между категориями «рабочая сила» и «человек»»;

- «… в частной собственности граждан на свою рабочую силу и, соответственно, товарном характере отношений её обмена»;

- «Частная, точнее, частносемейная форма собственности на рабочую силу во всех современных индустриальных странах определяется тем, что основная масса труда по её воспроизводству совершается в домашнем хозяйстве»;

 - «В действительности рабочая сила при социализме – это достояние не только каждой отдельной личности, но и всего общества. Причём роль общества в формировании рабочей силы и её владельца по мере развития социализма всё более возрастает» [Кукушкин М.]. Иначе говоря, собственность на рабочую силу выступает как смешанная собственность индивида и общества».

С другой стороны, например, д.ф.н. Гумницкий Г. Н.  (ЭФГ № 39 - 40, 2014 г.) утверждает:

- «Рабочая сила – это способность к труду, простейший анализ которой показывает, что её носителем является организм в целом. … Отсюда с необходимостью следует, что если признать рабочую силу собственностью человека, то он становится для самого себя объектом и исчезает как субъект, ибо быть одновременно и тем, и другим невозможно. Ясно, что это абсурд, реникса» (латинское «renyxa» - шутл. нечто ошибочное, абсурдное);

- «Чтобы более строго определить смысл термина «собственность», надо учесть, что собственностью может быть лишь внешняя для человека вещь. … нельзя ни присваивать, ни отчуждать способность к труду, поскольку она врождена человеку в качестве задатка и сформирована в нем в процессе воспитания, а не «вложена» в него извне»;

- «… в начале статьи приводится ряд цитат, в которых собственность понимается как отношение между людьми, и с ними автор соглашается. Но способность человека к труду может проявляться и вне отношений к другим людям. …

То, что рабочая сила не есть нечто, являющееся собственностью человека, а сам человек, который, конечно, не может быть своей же собственностью, ясно из того, что он не продаёт свою рабочую силу, не продавая самого себя. …

… собственность не как отношение между людьми, а как вещь. Но разве не может быть верно и то, и другое? Тут же, ссылаясь на Маркса, автор пишет, что «отношения собственности складываются… по поводу каждого объекта присвоения, которыми являются как вещи, так и их свойства»;

- «… и совсем явный софизм: Маркс говорит о том, что, будучи владельцем средств производства, работник оказывается своим собственным наёмным рабочим, автор же делает отсюда вывод о существовании частной собственности работника на свою рабочую силу, что и требуется (хочется) доказать»;

- «… автор явно преувеличил политическую и идеологическую опасность для судеб социализма «семейного уклада», якобы порождающего частную собственность работника на свою способность к труду, ибо ни этого «уклада», ни этой формы частной собственности вообще не существует. …

В заключение стоит отметить великое открытие В.И. Лоскутова. Правда, сам он о нем не оповещает. Оно состоит в том, что всех работающих надо считать частными собственниками, ибо каждый обладает собственностью на свою рабочую силу, иначе – способность к труду».

Таким образом, с одной стороны, чётко вычерчивается следующий тренд исторической трансформации отношений собственности по поводу «рабочей силы»: частные отношения – частносемейные отношения – «смешанная собственность индивида и общества» - «это достояние не только каждой отдельной личности, но и всего общества». С другой стороны, - «рабочая сила не есть нечто, являющееся собственностью человека» и «частную собственность работника на свою способность к труду, … ни этой формы частной собственности вообще не существует».

Для внесения большей определённости по данной теоретической проблеме несомненный интерес представляет крайне предельная форма обобществлённых отношений собственности по поводу объекта «рабочая сила», - по форме и, по существу. Если положительный ответ будет получен, то это во многом определит, и подтвердит (!), заявленный выше тренд развития отношений собственности по поводу объекта «рабочая сила». Если же такой перспективы не удастся выявить, или он как-то кардинально скажется на самом объекте отношений, то более обосновано можно будет утверждать, что понятие «рабочая сила» не соответствует в рамках ортодоксального марксизма понятию «объект отношений собственности». В этом случае говорить о частной собственности на объект «рабочая сила» и каких-либо иных формах отношений собственности, «скрытых» за этим понятием, лишено какого-либо смысла.

В частности, попытаемся более определённо осветить эту проблему с привлечением метатеории А. С. Шушарина «Полилогия современного мира …» или её потенций как последующего развития основных положений. Однако вначале начнём с самих истоков собственно жизни и социального в природе, используя в качестве основного источника биологических знаний, биокоммуникаций и эволюции поведения животных в естественных науках книгу д.б.н. профессора и действительного члена Российской академии естественных наук Е. Н. Панова «Бегство от одиночества. Индивидуальное и коллективное в природе и в человеческом обществе» (М.: «Лазурь», 2001. – 637 с.).

«С самого начала, - писал Тейяр де Шарден («Феномен человека»), - клеточная туманность, несмотря на своё внутреннее множество, необходимо представляла своего рода рассеянный суперорганизм». И одним из механизмов единения этого суперорганизма является, утверждает Е. Н. Панов, «Сродство частей к целому». Он пишет, - «Оказалось, что в процессе становления организма некоторые его ткани образуются путём объединения однотипных клеток, которые первоначально изолированы друг от друга в теле зародыша». Эта способность, продолжает специалист в области эволюции поведения животных, - «позволяет сегодня учёным говорить о «социальном поведении» клеток.  Вероятно, нечто подобное описанной кооперации однотипных клеток происходило на нашей планете около 4 миллиардов лет тому назад, на пороге становления жизни.

<…>

Прошли миллиарды лет, и на нашей планете появились фантастические по своей структурной сложности «сверхорганизмы» - гигантские общины термитов и муравьёв, объединяющие в своём составе сотни тысяч и миллионы особей, попросту не способных существовать поодиночке. В другом, более молодом подразделении животного царства, среди позвоночных … положили начало отряду приматов. Сформировавшийся в его недрах Человек Разумный построил города-супергиганты, кипение жизни в которых неоднократно рождало в воображении очевидцев метафору «человеческого муравейника». Однако в сознании мыслителей-оптимистов возобладал иной, гораздо более возвышенный образ сущности людского бытия: единый планетарный суперорганизм под названием Человечество, сплочённый не знающими преград Мыслью и Знанием и преобразующий планету и самоё себя в границах рукотворно созданной Сферы Разума, или Ноосферы».

В этой связи к привычному противопоставлению «индивидуальное – коллективное» теоретики биологии ввели в научный оборот понятие «коллективной индивидуальности». Исходя из этой базы понимания природных объектов, Панов Е. Н. задаётся вопросом, - «не являются ли и всевозможные ячейки человеческого общества своеобразными «суперорганизмами», иллюстрирующими в той или иной степени тот же самый принцип коллективной индивидуальности». Одним из примеров исторического осмысления «противоречивого и неразрывного двуединства коллективного и индивидуального» являются размышления Аристотеля о принципах устройства человеческого общества.

Возвращаясь из этого экскурса в область биосоциального к нашему предмету обсуждения, мы так же сталкиваемся с феноменом «коллективной индивидуальности», но уже «рабочей силы», которая есть не только абстрактное «свойство», но и нечто большее. В то же время это никак не отождествляется с понятием «человек» (агент производства), которое есть также нечто абстрактное, в природе не существующее. Кроме того, «нечто большее» это, согласно определению «рабочей силы», есть процесс применения способностей человека, «которые пускаются им в ход всякий раз, когда он производит», то есть «рабочая сила» это и процесс, и сама (жизне)деятельность (труд), которые просто неотделимы от самого человека и производства.

Ниже приводится схема, иллюстрирующая соотношение понятий «человек» и «рабочая сила» сугубо в рамках настоящего обсуждения отношений собственности по поводу «свойства» как понятие «рабочая сила».

 

 

Рис.1. Схема соотношения понятий «человек» и «рабочая сила».

 

Таким образом, конкретный объект «рабочая сила» не может существовать как самостоятельно, так и с другим носителем, человеком, по определению, ибо её одномоментное и во всей конкретной полноте отчуждение невозможно по причинам, обусловленным нейропсихологией человека. Невозможно и потому, что это будет уже другая, чужая «рабочая сила», ибо это будет уже другого человека физиология и психология, мозг и само тело. Более того, это не просто свойство как некая информация, но и некие чисто физиологические навыки человека-работника, то есть определённого свойства сама материальная плоть человека как работника. Поэтому становятся невозможным само полное, предельное, обобществление конкретной рабочей силы как «свойства» множества агентов производства, общества, ибо у каждой единицы «рабочей силы» свой человек, свой носитель свойства «рабочая сила».  

Однако обобществление станет возможным и «противопоставление «индивидуальное – коллективное»» как «коллективная индивидуальность» будет преодолено, как и в природе, если для всего реального множества объектов «рабочая сила» носителем их станет, по Панову Е. Н., один-единственный «суперорганизм», состоящий из людей как ранее изолированных однотипных, индивидуальных, людей-клеток. И тогда «рассеянный суперорганизм» через механизм «Сродства частей к целому» обретёт единство, а вместе с ним и полное обобществление такого феномена как «рабочая сила» человека. Но это будет уже не человек, а сформировавшаяся в недрах общества Человека Разумного, в недрах Разумного Человечества, супервысшая по сложности форма материи, о названии которой пока и говорить рано. Таким образом вместе с полным обобществлением «рабочей силы, произойдёт снятие (не отрицание!) самого носителя свойства «рабочая сила» в упомянутом «противоречивом и неразрывном двуединстве коллективного и индивидуального».

Наконец, оставив для фантастов эти дерзкие попытки проникновения в космическое будущее, заметим, что в силу реальной неотделимости, даже в абстракциях теории, «рабочей силы» от человека, работника (!), обратимся к исследованию тренда обобществления «рабочей силы» не в настоящем и не в будущем, а в исторически ранее пройдённым обществом прошлом. В частности, к вначале отмеченному бастиону незыблемого суждения д.э.н. Лоскутов В. И. о том, что «нельзя ставить знак равенства между категориями «рабочая сила» и «человек»». Или, к в общем-то понятному и рациональному замечанию д.ф.н. Гумницкого Г. Н. о том, что «нельзя ни присваивать, ни отчуждать способность к труду, поскольку она врождена человеку в качестве задатка и сформирована в нем … рабочая сила не есть нечто, являющееся собственностью человека, а сам человек, который, конечно, не может быть своей же собственностью, ясно из того, что он не продаёт свою рабочую силу, не продавая самого себя».

 Здесь уместно напомнить уже неоднократно упоминаемое в полемике по поводу «рабочей силы» следующее утверждение Лоскутов В. И.:

- «отношения собственности складываются… по поводу каждого объекта присвоения, которыми являются как вещи, так и их свойства».

Из этого утверждения следует, что в этом наблюдается прямой выход за рамки политэкономии и «Капитала», ибо в качестве объекта отношений собственности принимается абстрактный объект «свойства» (а не «вещь»,- как в «Капитале» К. Маркса!). Согласно метатеории полилогия, в качестве возможных типологий такого характера объектов-предметов можно назвать такую абстракцию как «информация, знание», а в качестве объекта-процесса – «общественное познание».

 Однако встав на путь расширения базовых объектов действительной жизни до «вещей и их свойств», необходимо сделать и следующий шаг, включив в рассмотрение весь объём понятия «действительная жизнь». А это следующие базовые типологические объекты (в терминологии полилогии): человек и общая жизнь, работник и пространство производства, «вещь» средства производства («вещь», товар) и технологии (функции или просто работа), информация и общественное познание и др. То есть, образно говоря, не останавливаться на полпути, а в полном объёме взять на вооружение фундаментальную социологическую метатеорию восходящего развития общества А. С. Шушарина «Полилогия современного мира …», которая генерализирует, то есть включает в себя как составную часть бессмертный «Капитал» К. Маркса.

Так как свойства есть атрибутивная сторона объекта, а в нашем случае это пара «рабочая сила» и «человек», то здесь отчуждение, в его классической, то есть «вещной», форме невозможно. В этой коллизии политэкономия и экономическая наука бессильны, ибо это не их «вещный» объект отношений собственности, что собственно и вызывает выявленные в процессе полемики сложности восприятия и понимания отношений собственности по поводу подобных «рабочей силы» сложных, «составных» объектов (см. схему рис.1).

Как видно из ранее приведённой схемы, «рабочая сила» это сложный феномен включающий в себя, в общем случае, - «знания и информацию», «мышление и мозг (нервная система)», «исполнительную плоть труда (жизнедеятельности)». Это триединство и составляет основу такого явления как «рабочая сила». Поэтому глубина тренда обобществления этого сложного феномена настолько возможна, насколько возможна передача обществу этого триединства в комплексе (или по «частям»?).

Как следует из восходящей социальной истории развития общества такое «комплексное» обобществление состоялось ещё в момент перехода от рабовладельческого общества к феодальному, когда раб («работник»!) был обобществлён, а его «рабочая сила» стала доступной всему обществу, феоду. В феодализме «рабочая сила» работника встала на службу всему феоду, а не только, как ранее, - рабовладельцу. Правда, и это очевидно, вместе с «рабочей силой» был обобществлён и сам «работник» (раб), который стал гражданином. И если ранее, чтобы воспользоваться «рабочей силой» раба было необходимо согласие рабовладельца, то теперь граждане, правда в пределах феода, могли вступать в трудообмен (не «товарообмен»!) непосредственно друг с другом.

 «Поэтому, забегая далеко вперёд, заметим, - пишет А. С. Шушарин, - что при внешне неуловимом различии «работника» и «рабочей силы» их действительно кардинальное различие в своё время ярко обнажилось в полной несовместимости, в бескомпромиссной борьбе систем «рабства» («работник») и уже «наёмного рабства» (капитализм – «рабочая сила») в гражданской войне Севера и Юга в США – редчайший на этот счёт классический пример».

Следует предположить, что прямых шагов по обобществлению в исторической перспективе не ожидается, так как «рабочая сила» есть неотъемлемое свойство человека и её обобществление посредством «классического» отчуждения в перспективе невозможно. Однако материальная природа социума вполне может реализовать и иное, нетрадиционное решение. В частности, например, очень близко ранее обозначенному футурологическому развитию настоящего социума до некого единого суперорганизма, можно наблюдать обобществление «рабочей силы» (по «частям»! ?) у социальных насекомых, - у муравьёв.  Их колония и есть «сверхорганизм», «где «клетками» являются насекомые», общественные насекомые.

Не углубляясь в описание их жизнедеятельности, отметим тот факт, что, образно выражаясь, необходимая специализация («рабочей силы») каждого из муравьёв задаётся самим семейством муравьёв ещё на стадии куколки, можно сказать, задаётся ещё в процессе рождения.

Другой пример, из области питания тех же муравьёв, - трофоллаксис. Основная функция трофоллаксиса — распределение пищи между всеми насекомыми в колонии. Важнейшая особенность системы такого распределения — её открытость: каждый рабочий, солдат, личинка, крылатая самка или самец могут вступить в обмен кормом с любым членом колонии. Корм обычно отдают по первому требованию и получают при необходимости от других. Поэтому совокупность зобиков всех насекомых в гнезде составляет как бы общественный желудок, в котором корм хранится и перераспределяется путём трофоллаксиса.  

Ввиду того, что интеллект человека, объём его мозга, артефакты внешнего продолжения человека в природу, речь и «абстрактное мышление» значительно превосходят по своей мощности всё нечто подобное у известных видов животных, вполне допустимо, что обобществление «рабочей силы» человека продолжиться своим своеобразным путём на основе интеллектуальной робототехники, автоматизации, систем искусственного интеллекта и экспертных систем, создания неких двойников, искусственных и естественных (клонов), и симулякров каждого человека. То есть обобществление «рабочей силы» пойдёт не по пути биологической реализации, а по пути наращивания артефактных структур второй природы.

Наконец, даже отстаиваемое д.э.н. Лоскутовым В. И. «раскрытие закономерности связи между … отношениями собственности на рабочую силу и способами её воспроизводства», правда, почему-то лишь в сфере «экономических отношений», но распространённое на всё многообразие, на всю полилогию, производственных отношений и градаций общественного развития, так же, в конце концов, приведёт к полному обобществлению «рабочей силы», ибо будут в полной мере обобществлены и сами способы воспроизводства действительной жизни, в том числе и «рабочей силы».

Александр Тимофеевич ХАРЧЕВНИКОВ,

 

 

Категория: Авторские статьи | Добавил: pol (18.10.2015)
Просмотров: 102 | Теги: рабочая сила, Полилогия, общество | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]