Главная » Статьи » Авторские статьи

РУССКАЯ «СТОИМОСТЬ» КАК ЦЕННОСТЬ НЕМЕЦКОГО WERT

РУССКАЯ «СТОИМОСТЬ» КАК ЦЕННОСТЬ НЕМЕЦКОГО WERT

 

На сайте «Полемист» (http://polemist.de) опубликовано «Предисловие издателя и переводчика» нового перевода 1-го тома известного произведения К. Маркса «Капитал». Переводчик – Валерий Чеховский, Потсдам.

Предисловие начинается словами: «Растаял призрак – призрак коммунизма» – и уже в первых абзацах излагается суть «нового перевода»:

 «Альтернатива заключается в первую очередь в выборе русского ценность вместо стоимость для передачи немецкого Wert. <…> …перевод немецкого Wert русским стоимость – обязательный стандарт советской (русской) экономической литературы.

Мало сказать, что «стандарт» неудачный. Такой выбор – «серьезная ошибка». …«…невероятный переводческий ляпсус продолжал многократно тиражироваться». В результате русскоязычные читатели «Капитала» не по своей воле вынуждены размышлять над искаженными мыслями Маркса.

Наличие ошибки было мною доказано в статье «О переводе Марксова понятия «Wert» на русский язык».

Далее автор дает, по его словам, обязательное для выполнения всеми пишущими требование в форме следующего определения: «Закон сохранения смыслового единства между содержанием научных понятий и исторически сложившимися значениями слов. Сказанное также справедливо, если речь идет о переводе научных терминов с другого языка».

В целом с этой позицией «закона сохранения» нельзя не согласиться, и по возможности ее надо и придерживаться, – разумеется, если в языке есть соответствующие слова. В противном случае требуется образование новых слов или специально оговоренное понимание существующих слов, выбранных в качестве терминов для «научных понятий».

Поэтому с позиций не переводчика, а «теоретика-разработчика» новых смыслов, а точнее, выявления смыслов в этой сложной действительной жизни, которую и исследовал всеми нами уважаемый К. Маркс, в первую очередь важна аутентичная передача смыслов понятий и текстов (мыслей), их смысловое единство, ибо часто действительно новое понятие, выявляемое в процессе теоретических исследований, требует образования не только новых терминов, но и новых слов для них (или нового специального понимания известных слов и словообразований).

 В нашем конкретном случае речь идет не о словах и не о «текстах», а о идентичности и аутентичности понятий и представлений одной теории в двух языках – немецком и русском, – разумеется, в большей степени об аутентичности русского понимания текстов «Капитала», содержащих немецкое Wert и связанные с ним словообразования. Именно в этом плане и воспринимается в целом дискуссия, возникшая на страницах «Полемиста».

Считаю необходимым сразу заметить, что в упомянутом «Предисловии…» мною не обнаружены какие-либо новые смыслы в понимании «Капитала» в связи с заявленной автором инициативы об альтернативном выборе «русского ценность вместо стоимость для передачи немецкого Wert». Более того, следуя данному автором «определению», также стою за «смысловое единство», и тем более в науке, а оно в «научных понятиях и исторически сложившемся значении слов» на просторах СССР, и России (РФ) в частности, утвердилось и сохраняется за термином «стоимость». Да и сам автор упомянутой альтернативы не отрицает, как он пишет, существования этого «обязательного стандарта советской (русской) экономической литературы». И в том числе и поэтому термин и категория «стоимость», как понятие, тождественен в рамках теории К. Маркса «Капитал» немецкому Wert. Такова, образно говоря, потребительская ценность этой дискуссии и предлагаемой альтернативы.

Однако всё вышесказанное есть лишь необходимая дань этой дискуссии. Конечной целью моей статьи является приглашение участникам этого обсуждения попытаться взглянуть на данную коллизию с позиций ее теоретического содержания. И если уважаемым авторам есть что предъявить по существу коррекции основных положений учения К. Маркса, отталкиваясь от нового перевода «Капитала», то это будет действительно сущностный и полезный вклад в понимание учения К. Маркса и его дальнейшее развитие. «Капитал», по мнению автора метатеории развития общества А.С. Шушарина, высказанному им на страницах пятитомника «Полилогия современного мира. (Критика запущенной социологии)» (URSS, 2005–2006 гг.), есть «единственная известная «акультурная» теория эндогенной формы, то есть критическая, эзотерическая, парадоксальная революционная теория исторически нового (после феодализма. – ХАТ) критического же состояния, – это, напомним, и есть гомогенная теория капитализма Маркса, «Капитал».

«Полилогия…» позволяет конструктивно оценить предлагаемую В. Чеховским альтернативу в терминологии, ибо при своем создании она, полилогия, столкнулась и постоянно сталкивается с проблемой «новых смыслов», новых слов и терминов, развития самого языка новой метатеории, которая генерализирует учение К. Маркса «Капитал», то есть включает его в себя как составную часть.

Позиция генерализации высвечивает те зоны категориального пространства метатеории развития общества, которые с позиций «Капитала» просто невидимы, ибо в рамках этой гомогенной теории их просто нет. Классики не отрицали ограниченность их учения только экономическим моментом производства и воспроизводства действительной жизни. Так, совсем не случайно пишет Ф. Энгельс в письме Й. Блоху в сентябре 1890 года: «...Согласно материалистическому пониманию истории в историческом процессе определяющим моментом в конечном счете является производство и воспроизводство действительной жизни. Ни я, ни Маркс большего никогда не утверждали. Если же кто-нибудь искажает это положение в том смысле, что экономический момент является будто единственно определяющим моментом, то он превращает это утверждение в ничего не говорящую, абстрактную, бессмысленную фразу».

Так как «экономический момент в марксовом учении, как учении об «экономическом движении», не является «единственно определяющим моментом», то и подход к выбору слов в качестве научных терминов категорий теории развития общества должен быть более осмотрительным, учитывающим всё категориальное пространство теоретического мировоззрения и миропонимания в области производства и воспроизводства всей действительной жизни. При этом увязка терминологии частной теории с генерализирующей ее метатеорией должна быть наиболее полной и тщательной. Однако не следует забывать и о том, что новая категориальная терминология наименее устойчива и укрепляется (закрепляется) окончательно в процессе общественного дискурса.

Создавая теорию лишь «экономического движения», К. Маркс,  как объективный исследователь, хотел он того или не хотел, заложил те категориальные основы, которые впоследствии в полную силу были развиты и дополнены творческим гением нашего современника, А.С. Шушарина, в его пятитомной «Полилогии современного мира…». Это категориальное множество было систематизировано и логически встроено в эндогенную логику полилогии. Эта система новых категорий эндогенной логики представлена в Таблице 1 приложения четвертого тома.

«Капитал» К. Маркса начинается абзацем, содержащим ряд базовых категорий первой очереди, он пишет:

«Богатство обществ, в которых господствует капиталистический способ производства, выступает как «огромное скопление товаров», а отдельный товар – как элементарная форма этого богатства. Наше исследование начинается поэтому анализом товара.

Товар есть прежде всего внешний предмет, вещь, которая, благодаря ее свойствам, удовлетворяет какие-либо человече­ские потребности».

Категории истинны и непроизвольны, ибо являются абстракциями (отвлеченными, общими понятиями) отношений действительности, «выражают… – как писал К. Маркс, – формы бытия, условия существования, часто только отдельные стороны определенного общества…». Поэтому в центре вышеупомянутой Таблицы 1 «Полилогии…» размещена строка «Богатство», в которой лишь в четвертом столбце чистых эндогенных форм (ЧЭФ) различных воспроизводственных процессов, а именно в столбце ЧЭФ «капиталистическая» (экономическая), упомянуто «Вещественное богатство» («Капитала»).

В качестве наглядной иллюстрации приведем небольшой модернизированный фрагмент Таблицы 1. В этой таблице, во втором левом столбце боковика, жирным шрифтом отмечены общие для всех чистых эндогенных форм (ЧЭФ) градаций (устаревшее – формаций) категории, а курсивом, в остальных пяти столбцах, – частные категории (подкатегории), присущие лишь отдельным ЧЭФ (каждой ЧЭФ – своя частная категория).

 

Таблица 1

 

Некоторые категориальные атрибуты ЧЭФ

 

 

Общие категориальные

атрибуты ЧЭФ

(базовые категории)

Частные категориальные атрибуты ЧЭФ (подкатегории)

 

 

Чистые эндогенные формы (ЧЭФ) воспроизводственных процессов действительной жизни

 

 

ЧЭФ «первобытная»

ЧЭФ «рабовладельческая»

ЧЭФ «феодальная»

ЧЭФ «капиталистическая»

ЧЭФ «социалистическая»

 

п/п

Наименование

 

 

 

 

 

1.

Базовый объект

Общая жизнь

Работник

Пространство производства

Средства производства

Технологии и функции (процессы)

2.

Механизм

Общение (телесно-духовное)

Трудообмен

Соседство

Товарообмен (рынок)

Соисполнение

3.

Материально-знаковые отношения

Фамилия, имя, свойство

(антропонимика)

Дипломы

(трудонимика)

Прописка

(топонимика)

Деньги

(товаронимика)

Документы, статусы коллективов и лиц (технонимика)

4.

Базовое взаимодействие (симметрия)

Социально-биологическое

Демографическое

Местное

Вещественно-продуктовое

(«товар»)

Функциональное

5.

Богатство

Телесно-духовное здоровье

Трудовые ресурсы

Натуральное богатство

Вещественное богатство

Технологии (функции)

6.

Разделение труда

Органическое

Профессиональное

Натуральное

Продуктовое

Ячеистое, технологическое

7.

Базовые производственные отношения

Культурно-родовые

Демографические

Территориальные

Экономические (товарно-денежные)

Функциональные

8.

Тип равновесия

Органическое

Военно-демографическое (гражданское)

Территориальное

Товарное (рыночное)

Функциональное (технологическое)

9.

Доминирующая собственность

(асимметрия)

Эгостадная собственность на общую жизнь

Собственность на работников (рабов)

Натурально иерархическая собственность на пространство производства

Частная собственность на средства производства

Группо-иерархическая собственность на технологии

10.

Преодолевающий сдвиг

Обобществление общей жизни. Социализация (демографизация) производства

Обобществление работников, натурализация (территориализация) производства

Обобществление пространства производства. Индустриализация (товаризация) производства

Обобществление средств производства. Технологизация (плановизация) производства

Обобществление технологий. Онаучивание производства

11.

Критическая теория

Политический социогенез (простая культурология)

Политическая демография

Политическая география

Политическая экономия («Капитал»)

Политическая технология

 

 

 

 

 

 

 

 

 

При этом во втором абзаце «Капитала» Маркс уточняет, что «товар есть прежде всего внешний предмет, вещь…», то есть из базовой категории «богатство» в «Капитале» посредством некоторого, вероятно интуитивного, логического деления выделяется лишь «вещественное богатство», «вещь». Однако, как видно из строки № 5 таблицы, объем понятия базовой категории «богатство» действительной жизни делится на следующие подкатегории: телесно-духовное здоровье, трудовые ресурсы, натуральное богатство, собственно вещественное богатство, технологии (функции), а также не вошедшие в таблицу, но уже однозначно себя проявившие информация и знания. Среди этих подкатегорий только «вещное богатство» есть «внешний предмет, вещь», прочие же подкатегории не являются вещью, внешним предметом.

Здесь уместно кратко обозначить суть метатеории «Полилогия…» в той части, которая тесно связана с рассматриваемой коллизией.

 

 

 

В историческом срезе развитие материального производства, уровень его развития определяются типом доминирующего объекта воспроизводства действительной жизни. Согласно полилогии объем понятия «действительная жизнь» состоит из следующего множества типологических объектов: человек и общая жизнь, работник и пространство производства, средства производства (вещь!) и технологии (функции), информация и общественное познание и т.д.

Само восходящее развитие общества по сложности описывается монотонно возрастающей кривой как непрерывный единый процесс производства и воспроизводства действительной жизни, как процесс производства и воспроизводства всего множества выше перечисленных типологических объектов.

 

 

 

Таким образом, производству конкретных объектов каждой типологии соответствует свой собственный слой воспроизводственного процесса, своя чистая эндогенная форма (ЧЭФ) воспроизводства.

 

 

В свою очередь, доминирующий тип базового объекта воспроизводства диктует характер, типологию производственных отношений не только в связи с этим объектом, но и в целом в обществе. Особенно ярко это проявляется в производственных отношениях и отношениях собственности по поводу объектов этой типологии, которые в значительной степени «освещают» и деформируют прочие отношения – по поводу прочих (не доминирующих) объектов отношений.

Наконец, каждая историческая градация в эндогенной логике полилогии предстает как композиция чистых эндогенных форм (ЧЭФ) воспроизводственных процессов различной типологии. В каждой исторической градации доминирует лишь одна из ЧЭФ, по названию которой и называется данная градация. Все ЧЭФ существуют одномоментно и параллельно, но лишь одна из них доминирует, освещая, подчиняя и деформируя остальные ЧЭФ.

В результате эндогенное (внутристрановое) развитие современного общества предстает как исторический факт последовательной смены градаций (формаций): переломной первобытности и первобытности эпохи человека, рабовладения и феодализма эпохи работника, капитализма и социализма эпохи индустрии, наконец, Информационного общества и Общества знания эпохи знания и т.д.

Заметим, что каждая и названных эпох начинается (1-я фаза) с градации, в которой доминирует базовый объект-предмет, а заканчивается (2-я фаза) доминированием соответствующего базового объекта-процесса. Во второй фазе эпохи происходит упорядочение воспроизводства базового объекта-предмета в процессе его обобществления, что, собственно, и означает доминирование данного базового объекта-процесса, который строго соответствует объекту-предмету, доминировавшему в 1-й фазе этой эпохи.

Итак, при капитализме доминирует типологический объект отношений собственности «вещь» (средства производства), где агенты производства используют механизм взаимодействия в форме товарообмена, причем сам товарообмен осуществляется в соответствии с их общественной стоимостью (закон стоимости). Величина стоимости товара определяется количеством труда, общественно необходимого для его производства, и измеряется рабочим временем.

Возвращаясь непосредственно к цели данной статьи и к призыву конструктивно оценить предлагаемую В. Чеховским альтернативу в терминологии с позиций метатеории полилогия, попытаемся дописать к выше представленной таблице еще одну строку базовой категории, в которой на пересечении со столбцом ЧЭФ «капиталистическая» располагается подкатегория «стоимость». Для этого дополним эту таблицу столбцом ЧЭФ «информационная», как это сделано в моей книге «Теория Информационного общества: О революционном переходе от капитализма и социализма к новой формации» (М.: ЛЕНАНД, 2014), и уточним эпоху первобытности. При этом, не вдаваясь в детали метатеории, ограничимся ЧЭВ «переломная первобытность», ЧЭФ «рабовладельческая», ЧЭФ «экономическая, капиталистическая» и ЧЭФ «информационная». В результате получим таблицу, сокращенный вариант которой дан ниже. Искомая строка базовой категории, где на пересечении со столбцом ЧЭФ «капиталистическая» располагается подкатегория «стоимость», расположена непосредственно под шапкой таблицы 2.

 

Таблица 2

 

Некоторые категориальные атрибуты ЧЭФ

 

 

Общие категориальные

атрибуты ЧЭФ

(базовые категории)

Частные категориальные атрибуты ЧЭФ (подкатегории)

 

 

Чистые эндогенные формы (ЧЭФ) воспроизводственных процессов действительной жизни

 

 

ЧЭФ «переломная

первобытная»

 

ЧЭФ «рабовладельческая»

ЧЭФ

«капиталистическая»

ЧЭФ

«информационная»

 

 

п/п

Наименование

 

 

 

 

 

!

!

!

Базовая ценность

«Свой человек»

(не чужой)

«Рабочая сила»

Стоимость

Текущая информационная ценность

!!!

1.

Базовый объект

Человек

Работник

Средства производства

Информация

 

2.

Механизм

Биологическое общение

Трудообмен

Товарообмен (рынок)

Соинформирование, инф. обмен

 

4.

Базовое взаимодействие (симметрия)

Стадно-биологическое

Демографическое

Вещественно-продуктовое,

«товар»

Информационное, «контент»

 

5.

Богатство

Принадлежность к роду, здоровье

Трудовые ресурсы

Вещественное богатство

Информация, знания

 

7.

Базовые производственные отношения

Стадные

Демографические, гражданские

Экономические, товарно-денежные

Информационные

 

11.

Критическая теория

Теория переломной первобытности

Политическая демография

Политическая экономия («Капитал»)

Политическая информатика

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Как видно из таблицы, еще до данного нового перевода, являющегося предметом упомянутой дискуссии, в стоке категории «базовая ценность» после подкатегории «стоимость» следует подкатегория «текущая информационная ценность». Это наименование базовой ценности как подкатегории для ЧЭФ «информационная» ввиду отсутствия подходящего слова (термина) является составным словосочетанием, в котором через прилагательное уточняется принадлежность подкатегории к данной ЧЭФ. Наиболее близко, в семантике, к возможному наименованию этой подкатегории находятся слова «значимость» и «информационность», но «информационная ценность» в смысловом отношении более определенна и однозначно «привязана» к вышестоящей категории «ценность». В целом «ценность» наиболее полно отражает семантику тех или иных производственных затрат (расхода) труда.

С другой стороны, вполне допустимо использование наряду с термином «стоимость» словосочетания «экономическая ценность» или даже «капиталистическая ценность». Это в какой-то степени приближает нас к принятию предложения по рассматриваемой альтернативе перевода Wert, но при этом требует использования таких неоправданно сложных словосочетаний, как «потребительная экономическая ценность» и т.п. Значительно «экономнее» использовать всё же «стоимость». При этом в процессе дальнейшего развития основ теории Информационного общества необходимо в ходе научного дискурса подобрать более простые, благозвучные и однокоренные слова для терминов слева и справа от «стоимости» в строке базовой категории «ценность».

Пока же отметим лишь наличие принципиального различия в подкатегориях «стоимость» и «текущая информационная ценность» в части производственных затрат (расхода) труда как исходной базы в обменных процессах. Ране уже отмечалось, что при капитализме (ЧЭФ «экономическая, капиталистическая») агенты производства используют механизм взаимодействия в форме товарообмена, а сам товарообмен осуществляется в соответствии с общественной стоимостью (закон стоимости) товаров. Величина стоимости товара определяется количеством труда, общественно необходимого для его производства, и измеряется рабочим временем.

Величина текущей информационной ценности контента (не товара!) прямо пропорциональна количеству труда, общественно необходимого для его производства, и обратно пропорциональна текущему тиражу (числу копий).

Указанное различие еще более усиливает потребность в различном однокоренном наименовании подкатегорий и обуславливает запрет на использование «ценности» взамен подкатегории «стоимость».

Однако совсем будет ненормально, если вместо термина базовой категории «ценность» слева в первой строке таблицы напишем «стоимость». Тогда невоспринимаемы будут, например, словосочетания «текущая информационная стоимость» и «экономическая стоимость» или «капиталистическая стоимость».

Подобные несуразности еще более станут очевидны, если в последнюю таблицу ввести ЧЭФ для воспроизводства объектов-процессов. Например, для ЧЭФ «феодальная», ЧЭФ «социалистическая» и ЧЭФ «общественное познание», для которых механизмом взаимодействия агентов являются «соседство», «соисполнение (план)» и «логическое соответствие». В этой ситуации используемые механизмы взаимодействия агентов производства еще более удаляют нас от традиционных затрат (и даже меры затрат), общественно необходимых затрат труда, а точнее жизнедеятельности, то есть количества жизнедеятельности (труда), общественно необходимого для воспроизводства соответствующих базовых типологических объектов-процессов.

Например, в ЧЭФ «социалистическая (технологическая, функциональная, плановая)» уже не законом стоимости, а законом соответствия будут определяться процессы «количественной» взаимодеятельности агентов производства, которые построены на общественно необходимом соответствии, – скажем грубо, чтобы не переизлагать метатеорию, – количества работников каждой производственной специализации. В случае строительства это будут пропорции количества работников-проектировщиков, количества работников по производству различных строительных материалов, бульдозеристов и экскаваторщиков для рытья котлованов, строителей и отделочников, транспортных работников, а также монтажников и наладчиков коммуникационных систем и т.д.

 Таким образом, заключаем:

1.      Следуя предложенному В. Чеховским «закону сохранения смыслового единства между содержанием научных понятий и исторически сложившимися значениями слов» на просторах СССР, и России (РФ) в частности, необходимо сохранять и продолжать утверждать в качестве «обязательного стандарта… экономической литературы» тождественность и аутентичность понятий, выражаемых на немецком языке термином «Wert» в «Капитале» К. Маркса и на русском – «стоимость».

2.      Учитывая дальнейшее развитие и генерализацию учения к. Маркса «Капитал», продолжать утверждать и рекомендовать научной общественности в исследованиях по политической экономии и социологии развития общества руководствоваться положением об исторической тождественности и аутентичности понятий, выражаемых на немецком языке термином «Wert» в «Капитале» К. Маркса и на русском – «стоимость».

3.      Считать исторически сложившимся перевод значения слова «Wert» в «Капитале» К. Маркса на русский язык в области социологии и политической экономии как «стоимость». Термин и категория «стоимость» как понятие тождественно в рамках теории К. Маркса «Капитал» немецкому Wert.

4.      Соглашаясь с нюансами неизбежных расхождений в отображении немецкого текста «Капитала» К. Маркса и его русском переводе, считать целесообразным сосредоточиться на тех моментах, связанных с переводом термина «Wert» (как категории политэкономии) с немецкого на русский как «стоимость», которые ведут к иному пониманию учения К. Маркса «Капитал», чем это имеет место в русском переводе тех или иных изданий.

5.      Перенос акцента с альтернативы в использовании русского термина «стоимость» при переводе Wert «Капитала» К. Маркса на устранение в этой связи искаженного понимания как его политэкономической теории, так и работ по ее дальнейшему развитию, если таковые имеют место, представляется наиболее актуальным и плодотворным продолжением этой, уже не первой, попытки разрешения альтернативы «стоимость – ценность» и немецкого Wert.

 

Александр Тимофеевич ХАРЧЕВНИКОВ,

кандидат технических наук

 

Категория: Авторские статьи | Добавил: pol (19.01.2015)
Просмотров: 296 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]