Главная » Статьи » Авторские статьи

Ортодоксальный марксизм в свете полилогии современного мира

Ортодоксальный марксизм

в свете полилогии современного мира

Считаю актуальным показать, что исторического поражения социализма, на котором настаивают некоторые авторы, нет и не было. Не следует путать частный факт конкретной истории всего лишь одной страны (или нескольких стран) с самой восходящей траекторией исторического развития общества по ступеням общественно-воспроизводственных градаций (традиционно – формаций). Разумеется, в этом восхождении по сложности вполне возможны, есть и будут успехи и поражения в конкретике и практике отдельных стран и народов. Однако сам восходящий тренд общественного развития социума по сложности (как идеальная модель) остается.

В книге А.С. Шушарина «Полилогия современного мира. (Критика запущенной социологии)» исторические переходы от градации к градации сопровождаются возникновением состояния бифуркации по всей траектории восходящего развития общества по сложности. Напомним эту историческую последовательность социально-воспроизводственных градаций: переломная первобытность – первобытность – рабовладение – феодализм – капитализм – социализм – информационное общество – общество знания и т.д.

 Бифуркация в полилогии – это неустойчивое состояние общества, достигшего критического (предельного) этапа в развитии, когда слабое и в обыденной жизни незначительное возмущение равновесного положения общества способно подтолкнуть его последующее развитие с равновероятностью по одной из множества траекторий развития. Среди этого множества траекторий есть как восходящие траектории развития, так и регрессивные, деструктивные (разрушающие), вплоть до краха самого социума данного конкретного общества. Поэтому судить о закономерностях, «законах» и «принципах» исторического социального развития общества по одной конкретной реализации недопустимо, ибо восходящее историческое развитие общества есть, можно сказать, стохастический (вероятностно-детерминированный) процесс.

С другой стороны, как вытекает из основных положений полилогии и состояния бифуркации, само возвращение на путь регресса может быть связано не только с несостоятельностью данного типа общества (в нашем случае – социализма), но и с тем, что, скажем так, дальнейшее исторически восходящее развитие данного общества, как очередной градационный (формационный) шаг, не было осознано и не было понято самим обществом, его элитой и интеллигенцией. Проще говоря, если это и был крах, то не градации «социализм», а крах представлений о путях дальнейшего исторически восходящего развития данного общества, требовавшего «смены формаций», то есть смены градаций.

Во-вторых, в СССР, понимаемом для упрощения как одно общество (а не союз стран и народов), социализм состоялся в его простейшей «линейной форме». Более того, страна стояла на пороге нового типа общества, – общества постсоциалистического, информационного общества. Да, это был кризис социализма СССР, но не социализма как социального движения и понятия. Это был кризис, можно сказать, исторически восходящего развития конкретного общества по сложности. Производительные силы требовали перехода к новому типу общества, а именно к информационному обществу, которое смогло бы разрешить критические (кризисные) проблемы социализма в СССР. То есть только новый тип общества, информационного общества, разрешил бы основное противоречие социализма в СССР, в частности противоречия между производительными силами и производственными отношениями, которые указывают на возможность смены формаций. Напомню, что в полилогии вместо термина «формация» используется также термин Маркса «градация».

Так вот, в СССР сложилась революционная ситуация (состояние бифуркации) «смены градаций», однако традиционный, ортодоксальный марксизм в официальной науке и в теории того времени не знал и не принимал как следующий градационный революционный переход – переход к информационному обществу. То есть в реальности были известны достаточно полно лишь товарно-денежные отношения (экономизм), которые и решили усилить, вернувшись тем самым к экономическим отношениям капитализма. Поэтому это было не поражение социализма, а поражение и крах ортодоксального марксизма, которой не знал и не понимал восходящего развития конкретного общества по сложности в постсоциалистический период, а поэтому и не смог правильно оценить суть и направленность исторически революционного взрыва этого общества.

Метатеория полилогия включает в себя две логики общественного развития. Это эндогенная, или внутристрановая, логика исторического восходящего развития общества и экзогенная логика исторического восходящего развития человечества как единого общества. Объективное существование этих двух логик развития социума проявилось, в частности, и в статье В.И. Ленина «О лозунге Соединенных штатов Европы», опубликованной в 1915 году. Вот фрагмент этого цитирования: «Соединенные Штаты мира (а не Европы) являются той государственной формой объединения и свободы наций, которую мы связываем с социализмом, – пока полная победа коммунизма не приведет к окончательному исчезновению всякого, в том числе и демократического, государства. Как самостоятельный лозунг, лозунг Соединенные Штаты мира был бы, однако, едва ли правилен; во-первых, потому, что он сливается с социализмом; во-вторых, потому, что он мог бы породить неправильное толкование о невозможности победы социализма в одной стране и об отношении такой страны к остальным» [ПСС, т. 26, с. 353354].

Здесь В.И. Ленин, как вождь российского пролетариата, разрешил коллизию «столкновения» двух логик общественного развития в пользу эндогенной логики, при этом самого теоретического разделения этих логик так и не обнаружив. Это было сто лет назад, тогда лишь еще шло освоение первой фундаментальной монотеории развития общества К. Маркса как исключительно «экономического движения» («Капитал»). Ленин сделал шаг в сторону эндогенного развития в рамках одной страны, что в решающей степени способствовало историческому рывку в общественном развитии стран и народов Российской империи и, говоря старым сленгом, построению социализма в одной стране.

Чтобы прояснить суть этой исторической коллизии, приведем исторические этапы восходящего развития согласно современной метатеории полилогия для этих двух упомянутых логик общественного развития.

Этапы, градации, эндогенной логики развития общества одной отдельно взятой страны: переломная первобытность и первобытность эпохи человека; рабовладение и феодализм эпохи работника; капитализм и социализм эпохи индустрии; информационное общество и общество знания эпохи знания и др.

Этапы, формации, экзогенной логики развития человечества как единого общества: империализм и глобализм эры стран и народов; неоколониализм и экологизм эры хозяйственной специализации; индустриализм и транснационализм эры индустрии; информатизм и академизм эры знания и др. Здесь уместно заметить, что сегодня, как когда-то в градации переломной первобытности эндогенной логики, человечества как единого общества нет. Этот современный этап в экзогенной логике полилогии обозначен как формация «империализм».

Отличие экзогенной логики от эндогенной состоит в том, что субъектом производственных отношений и отношений собственности в эндогенной логике является человек, тогда как в экзогенной логике – страна (народ), то есть, как принято говорить, массовидный субъект. При этом, разумеется, в конечном итоге всё решается через человека и посредством человека. Соответственно, массовидны и метаобъекты производственных отношений и отношений метасобственности. Кроме того, имеет место, условно говоря, громадное «отставание» во времени этапов и темпов восходящего экзогенного развития мирового социума по сложности от среза эндогенной логики социально- воспроизводственного движения по внутристрановой сложности.

Так в эндогенной логике, соответственно по градациям, доминирующими базовыми типологическими объектами являются: человек и общая жизнь; работник и пространство производства; средства производства и технологии; информация и общественное познание и др.

В экзогенной логике, соответственно по формациям, доминирующими базовыми типологическими метаобъектами являются: страна (народ, культура страны) и «вообще культура» (всеобщая жизнь); производственный анклав и ноосфера как пространство производства; производственный потенциал и транстехнологии; метаинформация («знания») и научное общественное метапознание и др.

Сегодня в мире господствует формация «империализм», но это совсем не тот империализм, который традиционно в марксизме отождествляют с высшей стадией капитализма.

Согласно первому образному полилогическому пониманию империализма и в специальной привязке к «формационному мышлению» основное содержание прожитого и настоящего человечества, как пишет А.С. Шушарин, «состоит в осознании того, что вся история рода человеческого до сих пор является первой и единственной, насильственной, вооруженной, каменно-ядерной «формацией», од­ним-единственным вооруженным способом «производства и воспроизводства действительной жизни» в масштабах всего человечества...

Этот, оставшийся еще от биологического движения, но вооруженный в военном и интеллектуальном смысле солидно, уже по-«человечески», «способ производства» и заходит во всё более глубокий и чреватый кризис в виде «проблемы» Спасения человечества, объективной необходимости сброса незримо растущей угрозы самоуничтожения. Этот «способ производства», говоря словами В.И. Мильдона, отмечен еще «печатью при­родности» (в виде национальных, государственных, религиозных идеологий), т.е. еще докультурен, досоциален, дочеловечен. Одновременно эти отжившие экзогенные производственные отношения всего досоциального, животного мироустройства («базиса», но еще лишенного социальной надстройки), лежащая в его основе некоторая господствующая необщественная собственность (пока условно и субъектно скажем, гигантских толп) мучительно, стихийно, иррационально преодолеваются как самый первый в человеческой истории зреющий шаг экстенсивного обобществления производства в его всемирных самых глубоких экзогенных основаниях».

 Собственность, как известно, – асимметричное доминирующее отношение по поводу определенного объекта, восприятие которого образует «божественный», предельно «фетишизированный смысл» для людей.

В этой связи автор полилогии следующим образом характеризует международные, экзогенные, производственные отношения на этом «первом» шаге общественного развития, шаге эры стран и народов: «…отжившие производственные отношения насильственного, доразумного мироустройства (его мирооснов) это и суть необщественная собственность (материальная основа смысла) на культуры (это, напомним, процесс…), т.е. эгокультурность. Но только это уже глобальная, экзогенная («метамолекулярная») метасобственность на всеобщую жизнь человечества, т.е. культуры или вообще культуру. Согласно социологам, это доминирование «своих» культур (объектов) как ценностей (богатств) в смыслах человеческого существования или в «общественных идеалах» Д.А. Леонтьева. И опять же иначе говоря, сами по себе культуры – совершенно невинный объект отношений или логический «субъект» их же взаимодействий, но его доминирование в современной реальной практике и в смыслах бытия и есть заходящий в предел насильственный, конфронтационный мир, с собственной ныне господствующей идеологической формой как «архирелигиозным культуроцентризмом». Все те же первобытные «наши – не наши», но уже куда как более внушительные. Именно это и проявляется (но именно проявляется) в ранее упомянутой «сегментации», госсуверенности, в тупиках «национальной безопасности», нетерпимости, стихиях экспансий и сепараций и пр., волокущих человечество в бездну небытия».

Эта теоретическая позиция ярко и убедительно подкрепляется всем ходом глобализирующихся международных отношений последних лет.

Таким образом, раскрывая существование противоречий между производительными силами и производственными отношениями полилогической формации «империализм», следует иметь в виду совсем не частную собственность на средства производства и обобществление средств производства (как вещей!). Здесь имеет место основное противоречие между развивающимися производительными силами, но не как «средства производства и люди», а как «страна, государство, народ и его культура», и отставшими производственными отношениями, суть которых не в частной собственности на средства производства, а, как пишет А.С. Шушарин, в «необщественной собственности (материальная основа смысла) на культуры (…), т.е. эгокультурность».

Таким образом, при разрешении вопроса о возможности победы социализма в одной отдельно взятой стране традиционный марксизм обнаруживает несомненную узость мировоззренческой позиции, ибо, как видно с полилогической позиции, необходимо различать как минимум две логики исторического восходящего развития, а именно логику развития отдельно взятой страны (эндогенная логика полилогии) и логику развития всего мирового социума как единого человечества и единственного единого общества (экзогенная логика полилогии). Эти логики ортогональны, то есть взаимонезависимы.

Согласно ортогональности в их развитии вопрос о возможности победы социализма в одной отдельно взятой стране разрешается положительно, ибо нет какой-либо сущностной связи с другими странами и градационное (эндогенное) развитие обусловлено только внутристрановыми факторами. С другой стороны, современный формационный (экзогенный) этап развития характеризуется как формация «империализм», как «заходящий в предел насильственный, конфронтационный мир», как «первая и единственная, насильственная, вооруженная, каменно-ядерной «формация». Суть этой формации выражается «од­ним-единственным вооруженным способом «производства и воспроизводства действительной жизни» в масштабах всего человечества». При этом историческая судьба каждой страны находится вне зависимости от ее внутреннего, градационного (эндогенного) этапа развития. Поэтому быть или не быть социализму, равно как и капитализму и иному «изму», зависит от того,  сможет ли данная страна (народ) отстоять свою независимость и свой градационный способ общественного воспроизводства (строй) в случае насильственного, вооруженного конфликта с другой страной или группой стран. Однако сами социально-воспроизводственные отношения мирового социума в принципе никак не препятствуют победе социализма (или его краху) в отдельно взятой стране, равно как не препятствуют победе капитализма и прочих «измов» (или их краху).

И в заключение – более чем семидесятилетний пример победоносного шествия советского социализма в СССР объективно подтверждает возможность победы социализма в одной отдельно взятой стране, не говоря уже о продолжающейся практике строительства социализма в других странах.

 

Александр Тимофеевич ХАРЧЕВНИКОВ,

кандидат технических наук

 

ст. ТИХОНОВА ПУСТЫНЬ, Калужская обл.

Категория: Авторские статьи | Добавил: pol (19.08.2015) | Автор: Харчевников Александр Тимофеевич
Просмотров: 127 | Теги: теория общественного развития, социализм, Полилогия | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]