Главная » Статьи » Авторские статьи

О союзниках рабочего движения

Полилогия классовых и структурных противоречий

в восходящем развитии общества

 

Марксистская парадигма  утверждает, что основным  (экономическим) противоречием капитализма является противоречие   между общественным характером процесса производства и частнокапиталистической формой присвоения его результатов, которое проявляется, прежде всего, в противоречиях между двумя классами буржуазного общества – пролетариатом и классом капиталистов. При этом сама классовая борьба порождается усилением эксплуатации пролетариата.

Марксизм декларирует, что рассматривает производственные отношения и производительные силы «в их единстве», ибо производственные отношения являются общественной формой развития производительных сил, это две неразрывные стороны общественного производства действительной жизни. При этом к производительным силам относятся средства производства и люди, обладающие определённым производственным опытом, навыками к труду и приводящие эти средства производства в движение. К средствам производства, как материальным условиям труда, относится совокупность  средств труда (орудия труда) и предметов труда («вещество природы»).

Тогда как определённые связи и отношения, в которые независимо от воли и сознания  вступают люди в процессе материального производства, называются общественно-производственными, или экономическими отношениями.  И, прежде всего, экономические отношения, диктуемые самим процессом производства, есть отношения собственности. «Всякое производство, - писал К. Маркс, - есть присвоение индивидуумом предметов природы в пределах определённой общественной формы и посредством неё. В этом смысле будет тавтологией сказать, что собственность (присвоение) есть условие производства» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 12, стр. 713).

Таким образом, основное противоречие капитализма как  противоречие   между общественным характером процесса производства и частнокапиталистической формой присвоения его результатов есть предельная степень противоречия между уровнем развития производительных сил и уровнем развития производственных отношений. Эти отношения проявляются, прежде всего, как классовые отношения.

В статье «Великий почин. (О героизме рабочих а тылу. По поводу «коммунистических субботников»)» В. И. Ленин писал ещё в 1919 году: «Классами называются большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определённой системе общественного производства, по их отношению (большей частью закреплённому и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают. Классы это также группы людей, из которых одна может себе присваивать труд другой, благодаря различию их места в определённом укладе общественного хозяйства» (Ленин В. И., Полное собрание сочинений, 5 изд., т. 39, с. 15).

Наконец, завершая этот краткий экскурс в традиционный марксизм, отметим, что  единство двух взаимообусловленных сторон – производительных сил и производственных отношений – составляют способ производства. Тогда как исторически определённый способ производства с соответствующей надстройкой называется социально-экономической формацией.

            Казалось бы, всё ясно, - основным движущим моментом классовой борьбы  современного российского общества является экономическая эксплуатация пролетариата. Локомотивом дальнейшего  экономического развития общества является борьба пролетариата и его передового отряда «рабочего класса». Вершиной этой борьбы является переход от экономической борьбы, борьбы против эксплуатации, к борьбе политической. Политическая борьба нацелена на смену экономического уклада укладом социалистическим, которая в восходящем развитии завершается переходом к социализму. Ведь только социализм снимает основное противоречие капитализма, уничтожая при этом экономическую эксплуатацию, и знаменует своим приходом начало доминирования социалистического способа производства.

            Но возникают две взаимосвязанные группы вопросов:

Во-первых. Какой класс, какие общественные силы будут доминировать в новом социалистическом обществе, а, следовательно, какие существующие общественные группы возглавят и сформируют новое общество?

Во-вторых. Только ли интересы пролетариата движут современное общество по пути восходящего развития? Какие общественные силы и «группы людей» являются союзниками пролетариата в борьбе за смену экономического уклада общества и имеют свой интерес в восходящем развитии производственных отношений?

Попытаемся дать ответ на эти вопросы, взяв за основу современную социологическую метатеорию развития общества А. С. Шушарина «Полилогия современного мира. (Критика запущенной социологии)».

 

1. От «класса  в себе» к классу для «себя» -

(От статической классовой стратификации к динамической стратификации)

 

В пятом томе «Полилогии …» А. С. Шушарин в разделе «33.2. Классы «не в себе», но пока «про себя»» пишет: «Классовый анализ  … тема эта существенно производна по отношению к концепту (тому или иному пониманию теории) состояния производственных (в широком смысле) структур и процессов.  … в конечном счёте определяющими являются структурно-процессуальные производственные субстанции («мёртвая материя», по Г. В. Плеханову …)». А позже, при  характеристике существующего положения (2004 г.), отмечает:

- «Пока, говоря словами поэта, новый трудовой «народ безмолвствует», и даже более, действует в режиме, так сказать, «само- и взаимоудушения» в деконструктивной форме борьбы разрушительной доминанты деморыночного мифа … бал объективно правит деконструктивный процесс … расхвата средств производства, анархо-капитализационного разваливания собственности на технологии, растаскивания территорий, криминализации вкупе с глухим консервативным сопротивлением … Соответственно таковы стратификация  и вся социально-политическая картина».

И далее. «Сейчас, собственно, толком и «анализировать-то» некого. Смутный анализ разворошенной социальной мути мутного времени».

Кроме того, по нашему мнению, «зреющий революционный процесс (альтернативный краху) идеологически не обеспечен». Ибо, как показывает историческая практика, сами идеологические «заготовки» складывались задолго до обеспечиваемых ими восходящих революционных процессов (не считая, разумеется, бесплодного возвращения в «светлое» прошлое).

Поэтому возможен ответ лишь в плане анализа классовой структуры некой идеальной модели абстрактного общества в его восходящем развитии, помня и используя бесценный  и огромный опыт построения реального социализма в СССР.

Итак, согласно полилогии, только в статической структуре капиталистического производства можно наблюдать номинальную расстановку сил – пролетариат (рабочий класс) и капиталисты. Эта расстановка сил почти «автоматически», находясь в состоянии превращения класса «неимущих» из «класса в себе» в «класс для себя», в значительной степени и относительно прочих революционных исторических ситуаций,  совпадает с революционной структурой основных преобразующих сил. Вообще же, номиналистически, только лишь по названию и производственному положению в существующем обществе, выявить класс  «трудящихся нового типа» не представляется возможным.

Действительно, восходящие революционные силы, например, капиталистического преодоления феодализма состояли и формировались из самых разных слоев общества», ибо крепостные, а ранее и рабы, в чистом виде не были восходящими силами. Известно, что не рабы сбрасывают рабство и устанавливают феодальные порядки, что не крепостные сбрасывают автаркию и устанавливают более совершенные буржуазные порядки.

Из этого следует, что не пролетариат в чистом виде есть «трудящиеся нового типа» и нового общества после капитализма, а «новые трудящиеся», которые представляют лишь наиболее активную его часть, которую назовём здесь, используя образы советской патетики, «рабочим классом». Появление «трудящихся нового типа» продиктовано  потенциями следующей за капитализмом в восходящем развитии градации социализм, которая характеризуется группо-иерархическими отношениями собственности на технологии (на функции, на работу).  Объективно-логическая структура,  своего рода «геометрия», этой формы собственности заключается в иерархии «собраний».

 Поэтому А. С. Шушарин и пишет (т.5, стр. 584): «… в конечном счёте  стратификация определяется структурами производства. В квазистабильном состоянии стратификация линейной формы производства (социализма – ХАТ)   была резко неклассичной, недихотомичной, группоиерархичной («коллективно-административной» от участка или цеха до центра)». Она характеризуется «абсолютизацией (домининтой) группового (не всеобщего!) коллективизма («не высовывайся»)  и только его же собственным (а не вообще!) административным оформлением как сковывающему инициативу («я начальник, ты дурак»), иждивенчеством (не путать с культурной патернальностью!), ….».

При социализме доминирующим объектом отношений собственности, относительно которого строятся производственные отношения, являются «технологии», «функции»  (работа).  То есть, совсем не материальные, а процессные, -  «средства производства» ЧЭФ «социалистическая, функциональная».  Сама собственность на технологии имеет группоиерархический характер, что напоминает в части иерар­хичности феодальную собственность на «пространство производства», а в части группового элемента напоминает первобытную собственность на «общую жизнь».

Таким образом, социализм это своего рода «технологический феод», где собственно группа, можно сказать, как конечный и «массовый» исполнитель есть собственник производственного присвоения «технологий», а управление поэтажно представляет эту же самую собственность в ультраструктуре иерархии административного управления, имеющего дело с документами. Следовательно, в целом собственник «по горизонтали» есть группа (коллектив) исполнителей, а по «вертикали» его представляют в иерархии управления различные ранги руководителей («номенклатура») с органами управления (аппаратами).

Вот он класс  страны «реального социализма» - собственник, которому принадлежит основное, главное, богатство социализма…. работа!

«Хозяином» функционального производства оказывается отнюдь «не «начальник» («центр»), не работни­ки, а невидимая инертная середина, безликое большинство, а иногда и люмпенское меньшинство (разлагающиеся коллективы),  а все уп­равление лишь выражает эту молчаливую игру.

Отталкиваясь от сегодняшнего капитализма, следует отметить, что надвигающиеся преобразования уходящих в прошлое производственных отношений совершает «народ» и выдвигаемые им восходящие силы, которые преодолевают отжившее состояние производственных отношений и «представляют» («строят») новое,»технологическое», производство. Поэтому, непосредственно отображая господствующую собствен­ность на «технологии (функции)», основная производствен­ная стратификация современного социализма группо-иерархична, а в своей основной по численности массе есть «коллективы».

 Таким образом, образно говоря, оказывается, что в новом обществе социализма «низы» поделены вертика­лями (коллективы), а «верхи» - горизонталями (иерархичность).

Реальный социализм был, в низу, буквально «молекулярен» на основе «производственного коллектива», тогда как феодализм характеризуется «атомизацией», но  на основе «двора». То есть  социализм был «молекулярен» именно «технологично», «функционально», «коллективно», что собственно и образовывало  всю иерархию его структуры. В этом отношении характерен незабываемый образ реального социализма, - когда каж­дый трудящийся, каждый гражданин, не только пел от души «Наш паровоз (образ страны – авт.) летит вперёд...», «Мой адрес не дом и не улица.  Мой адрес, - Советский союз!», но и гордо говорил «наш коллектив», «наше предприятие», «моя работа». В целом  можно сказать, что фундамент этой иерархии есть не только коллектив бригады, но и коллектив предприятия, и коллектив отрасли – и всё это «коллектив», и «самодеятельный коллектив» - «коллектив», и вся страна - «коллектив». Сюда включаются все ступени иерархии коллективов всех сфер деятельности от самого низового звена, состоящего из некоторого набора функций, до страны.

В итоге, - элементарный эндогенный социа­лизм в линейной форме функционально иерархичен. Соответственно, «начальство» - тоже, можно сказать, класс, но лишь вкупе и в соотнесении с исполнителями (коллективов), а не в собственном содержании, ибо эти «начальники» сами строго структурированы вме­сте с гроздьями чиновников партийного, административного и иного, но тоже функционального, управления (финансы, цены, охрана труда, пожарная безопасность, экология и пр.).  Поэтому, по сути, стратификация социализма никак не классова (в привычном дихотомичном смысле), а именно функционально-иерархична, с основой - трудящимися «трудовых  коллективов» (как бы главный производительно, но социально пассивный класс), совместно обеспечивающими функционирование процесса производства и воспроизводства действительной жизни.

Итак, императив нашего времени, как настоятельное требование в организации жизни нашего общества на пути восходящего развития от коррумпированного и разрушительного капитализма к современному социализму, заключается в следующем. Необходимо  не просто формировать на пролетарской базе «трудящихся нового типа», рабочий класс как «класса для себя», но и формировать его авангард, партию, и все отряды рабочего движения на основе группо-иерархической производственной стратификации будущего социалистического общества.

Да, в основе рабочего движения лежит пролетарская масса, но не только она, а в целом формируются восходящие силы современного общества из самых разных слоёв общества, выражающих и отражающих, уже сегодня, основную группо-иерархическую производственную структуру социализма.

 

2. О множестве противоречий восходящего развития общества

(О союзниках рабочего движения в современном обществе)

 

Очевидно, что мейнстрим всякого восходящего общественного развития сопровождается массой сопутствующих и союзных течений различных социальных групп и отрядов исторически вечно бурлящего социума.

Поэтому есть все основания рассмотреть «классовую» структуру  современного общества, а точнее, полную стратификацию именно воспроизводственных материальных сил,  в её полилогической сущности. Согласно полилогии структура этих классовых сил целиком базируется на объективной материальной воспроизводственной структуре общества. То есть, - что и кто, кроме пролетариата, перестраивающегося в ряды «рабочего класса», в присутствие его политически обречённого «антипода» - буржуазии, независимо от воли и сознания каждого индивида, обеспечивает политическое восхождение общества и его воспроизводство? Только после ответа на этот вопрос можно полноценно строить и крепить ряды современного революционного и политического движения.

Вернёмся к ленинскому определению классов. В основу их различения применительно только к «экономическому движению» и только «экономическому моменту» (по К. Марксу и Ф. Энгельсу, см. письмо Ф. Энгельса И. Блоху от 1890 года) в развитии общества положено отношение к средствам производства, которые, как обоснованно утверждается в первых строках «Капитала»  К. Маркса, есть «вещь», «внешний предмет». Но человеческий мир, общество, это не только «вещи»:

это люди в их природной взаимосвязи и взаимозависимости;

это специалисты и работники;

это и организованное ими пространство производства и жизни;

это и те же «вещи», которые в конечном итоге и есть «средства производства»;

это и различные воспроизводственные технологии и функции, а также  реализующие  их коллективы, а проще, это работа и функции людей;

наконец, это разнообразная информация и коммуникации её движения;

это знания и культура общества и пр.

Поэтому, продвигаясь вперёд, вслед за ленинским определением, но будучи вооруженными современной полилогической метатеорией, нам следует в «классовой оценке» различных групп общества исходить и из их отношения к прочим базовым объектам действительной жизни как средствам её воспроизводства, а не только по отношению к «вещным средствам производства». В полилогии, как известно, выделяются следующие базовые объекты (средства производства действительной жизни общества):

- общая жизнь;

- работник;

- пространство производства;

- средства производства (вещь);

- технология, функция (работа);

- информация;

- знания;

- и пр.

Все эти объекты, так или иначе, являются, в широком толковании воспроизводственного процесса, средствами производства и воспроизводства действительной жизни. Однако они по своим свойствам и соответствующим воспроизводственным и производственным процессам резко, ортогонально, различны.

Следует заметить, что полилогическая  социально-воспроизводственная градация (формация) есть композиция из всех чистых воспроизводственных процессов по всем выше перечисленным базовым объектам. Это, так называемые, чистые эндогенные (внутристрановые) формы (ЧЭФ) воспроизводственных процессов. В каждой градации доминирует только одна из ЧЭФ, поэтому по имени этой ЧЭФ и берётся имя соответствующей исторической градации. Напомним эти исторически восходящие градации.  Это следующие градации:  -  первобытность (общая жизнь), - рабовладение (работник), - феодализм (пространство производства, феод), - капитализм (средства производства, вещь), - социализм (технологии, функции, работа), - «Информационное общество» (информация, знания) и др.

 Таким образом, следуя логике ленинского определения, по отношению к каждому из выше перечисленных базовых объектов можно выделить как минимум два класса, две страты, - «имущих»  и «не имущих» в собственности  эти  базовые объекты отношений собственности как «средства производства» действительной жизни. Правда,  следует заметить, что в первобытности, в феодализме и в социализме классовая структура в целом «иерархически-групповая», грубо, однополярная.

Такая классификация агентов производства и воспроизводства действительной жизни, основанная на чисто антагонистическом разделении, позволяет в общем случае, выделить в обществе более десятка «классов». Однако следует иметь в виду, что антагонистическое деление не есть полное деление, ибо возможны иные варианты. Примером тому может служить  рабовладельческое общество, в котором кроме класса рабов и класса рабовладельцев были ещё и «свободные граждане, которые, не обладая рабами, пользовались плодами их труда посредством института государства. Кроме того и отношения собственности, как основа производственных отношений, не всегда так двухполюсны, ибо возможны некие промежуточные варианты отношений собственности, например, в части распределения благ, богатства, или в части влияния на производственный процесс.

Возможно ли одномоментное существование в обществе всех этих «классов»? – Да, возможно. «Всякое производство, - писал К. Маркс, - есть присвоение индивидуумом предметов природы в пределах определённой общественной формы и посредством неё. В этом смысле будет тавтологией сказать, что собственность (присвоение) есть условие производства» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 12, стр. 713). Согласно полилогии всякая градация определяется как композиция всех известных чистых эндогенных производств, ЧЭФ, которые существуют одновременно и параллельно. Одновременно существуют и соответствующие отношения собственности по поводу каждого базового объекта как средств производства действительной жизни, а, следовательно, и «классы» «имущих» эти средства и «не имущих» их. При этом полностью оказывается применимо к ним и ленинское определение «класса». Но так как типологии, так называемых «средств производства» оказываются ортогонально различны, то ортогонально различными, оказываются и стоящие за ними «классы» (или более общая терминология всякого группового деления  – страты) и интересы этих классов.

Однако необходимо отметить, что известное деформирование всех полилогически разнообразных ЧЭФ ортогональных воспроизводственных процессов со стороны доминирующей в обществе ЧЭФ, «сглаживает» по форме их различие под воздействием доминирующего механизма взаимодействия агентов производства, доминирующих материально-знаковых отношений, формой богатства и т.д. Так, например, явно наблюдается попытка, и не безуспешная попытка, представить в форме «товара» и в антураже «товарно-денежных», рыночных, отношений и совсем не вещные объекты. К таким  объектам относятся:  «информация», «знания», «труд-работа», данное природой «место жизни и недра» и даже витальное «телесно-духовные общение».

В результате такой деформации производственных отношений стираются, точнее, - затушёвываются,  границы между типологически различными «классами» и их интересами. Кроме того, в современном обществе и левом движении появляется стремление ограничиться всего лишь двумя суперклассами, - классом «имущих» и классом «не имущих», классом «эксплуататоров» и классом «эксплуатируемых».  Приведём один, но весьма характерный пример.

Недавно, для предварительного обсуждения, был опубликован Доклад Председателя ЦК КПРФ Г.А. ЗЮГАНОВА на XIV (октябрьском) 2012 года пленуме ЦК КПРФ «Актуальные вопросы совершенствования идейно-теоретической работы партии», в котором в качестве предмета для теоретической дискуссии предлагается обсуждение «концепции рабочего класса в широком и узком смысле».

При изложении этой концепции отмечается: «В марксистской литературе есть понятия рабочего класса в широком и узком смысле. <…>

... есть основания отнести к пролетариату инженеров и ученых, работающих на производстве или связанных с ним, преподавателей вузов и школ, готовящих квалифицированную рабочую силу для класса капиталистов, врачей, «ремонтирующих» для «совокупного капиталиста» покупаемый им товар «рабочая сила». Словом, всех, кто работает по найму и не участвует в эксплуатации.

Если к названным социальным категориям добавить сельских пролетариев и «конторский пролетариат», к которому Маркс относил мелких служащих и работников сервиса, то мы получим многомиллионную пролетарскую армию в 80% всего населения России. Она и есть социальная база КПРФ. Но эта армия является пролетарской лишь потенциально. <…> Находящиеся в них пролетарии не связаны пониманием единства классовых интересов».

Но в этой армии и не может быть единства именно «классовых интересов», ибо у них различные классовые интересы, ибо базовые объекты их классовых интересов полилогически ортогонально различны.

Недостаточно для единства и того, что вся эта «армия» есть «эксплуатируемые».

В докладе отмечается, - «Наемные рабочие, наемные работники сельского хозяйства, наемные работники умственного труда в государственном и частном секторах, а также мелкие госслужащие и работающие по найму в сфере услуг – все они представляют общность эксплуатируемых.

<…>

Чтобы убедиться в необходимости решительной борьбы, эксплуатируемые должны осознать общность своих классовых интересов, их противоположность интересам капиталистов».

Но быть «наёмным работником» ещё не означает быть эксплуатируемым. Более того, сложившаяся социальная реальность такова, что в широком смысле говорить можно лишь об «эксплуатации», да и то, понимаемой лишь как неравноправное положение в производстве «действительной жизни», в результате чего производимые блага и богатства в принудительной форме более достаются «эксплуататорам», чем «эксплуатируемым». В этом смысл термин «эксплуатация» именно широко и применяется в публичной политике и разговорной речи, а в узком смысле его следует и узко понимать – как «экономическая эксплуатация». В учение же К. Маркса «Капитал» речь идёт всего лишь именно об экономической эксплуатации, об  экономическом принуждении и о производстве вещей (внешних предметов), тогда как действительная жизнь общества не ограничивается только этим, экономическим и «вещным», моментом.

Что это означает? Это означает, что неравноправное положение относительно (по поводу) базового объекта порождает в каждой из ЧЭФ типологически различные «негативы», которое в силу своей ортогональности не сводимы к «экономической эксплуатации». Гражданин может быть материально (денежно) обеспечен, но находится в неравноправном положении с другими относительно базового типологического (не вещного!) объекта, производства, по причине объективных производственных отношений собственности. Так, например, ведущий программы неких СМИ оказывается несвободным в подаче и выбора материала, ограничен гласными и негласными запретами владельца этих СМИ. Это до такой степени может травмировать человека, что он будет вынужден уйти из программы или «сломаться». Такой человек, возможно, станет активным противником существующего режима (власти), возможно - союзником и попутчиком, но не вольётся в ряды пролетариата.

Следовательно, для того, чтобы сделать союзниками всё это полилогическое разрозненное многообразие «протестующих классов», необходимо тщательно анализировать и учитывать их интересы.  В частности,  необходимо включать их требования в свои программ и отражать их интересы при осуществлении публичной деятельности, приглашать к организации и участию в массовых мероприятиях.

И второе, на что следует обратить внимание, это на то, что человек в разные моменты времени, а иногда и одновременно, может быть включённым как агент производства в различные воспроизводственные процессы, то есть быть агентом ортогонально различных ЧЭФ. Выполняя последовательно или одновременно несколько воспроизводственных ролей, человек и числит себя представителем различных общественных классов. Вследствие чего его интересы оказываются распределёнными по различным классам (стратам), а его политическая и «хозяйственная» активность является некоторой интегральной (суммарной) функцией различных классовых интересов.

Таким образом, «классовая борьба» как борьба за восходящее развитие общества в целом порождается  множеством классовых противоречий, которые существуют одномоментно во всех ЧЭФ воспроизводственных процессов.

Однако  кроме «классовых противоречий» как противоречий между общественным характером труда (деятельности) и частной, или ограниченной (например, группо-иерархической), формой присвоения результатов труда различной типологии, существуют структурные противоречия развития действительной жизни общества. Это противоречия непропорционального развития всей совокупности  ЧЭФ как в части производительных сил и производственных отношений, так и их соответствия. Эти противоречия несоответствия и непропорционального развития проявляются не только в снижение эффективности функционирования и восходящего развития общества, но и опосредуются через производственные отношения членов общества.

Таков «вечный двигатель» противоречий общественного развития. Эти противоречия существуют не сами по себе, а привязаны к соответствующей группе граждан нашего общества, влияют на их оценку и отношение к существующему положению в обществе, к их гражданской и политической активности. Жизнь современного общества достигла высочайшего уровня развития по сложности, а, следовательно, изменить её в восходящем развитии возможно лишь консолидированными усилиями большинства граждан (и речь идёт не только о выборных процессах). Поэтому одних усилий класса, стоящего в центре главного классового противоречия современного общества, уже недостаточно. Необходимо плотное и творческое взаимодействие со всеми  участниками тех общественных процессов, где возникают те или иные противоречия, ибо объективно все они направлены в большей или меньшей степени на восходящее развитие общества.

Более того, наиболее тесное и долговременное сотрудничество необходимо с силами, которые в своей потенции и направленности своей активности ориентированы на перспективное развитие общества. Такой перспективой для социализма является градация «Информационное общество» и «Общество знания». Разумеется, что и здесь возможно возникновение противоречий, но это противоречия будущего периода, а пока не построен социализм эти силы несомненные союзники рабочего класса, пролетариев, ибо их путь более долг и тернист, но также направлен на преодоление или слом существующей устаревающей градации.

Что же касательно тех сил, которые стоят за ранее уже обобществлёнными базовыми типологическими объектами действительной жизни, то их союз с пролетариатом очевиден, ибо основан на общественной собственности на полилогически разнообразные объекты отношений собственности. Это относиться к тем ЧЭФ, доминирование которых в соответствующих градациях осталось в историческом прошлом. Их политическая активность тесно связана с тем, в какой степени деформированы их ЧЭФ частнособственнической формой отношений собственности.

Напомним базовые объекты этих ЧЭФ: общая жизнь, работник, пространство производства и жизни. И хотя их базовые типологические объекты отношений собственности когда-то, исторически, были обобществлены, но под воздействием и давлением капиталистических, экономических, частнособственнических производственных отношений они, эти объекты, вновь оказываются в сфере отношений частной собственности. Сюда могут быть отнесены такие конкретные объекты «прошлого» как школы, учебные заведения, медицинские и оздоровительные учреждения, вся структура общественного питания, культурные учреждения и СМИ, армия и правоохранительные органы и т.д. Здесь повторно возникают, по указанной причине, частнособственнические производственные отношения, а вместе с ними и антагонистические классовые противоречия.

И вновь, как и сотни лет назад, в этих противоречиях начинают расти ряды «неимущих», начинает расти их классовое самосознание, и у пролетариата России появляется его несомненный верный классовый союзник, правда, другого класса.

Таков многоликий и полилогически разнообразный характер  классовых и структурных противоречий современного общества в его восходящем развитии по сложности.

 

Александр Тимофеевич

ХАРЧЕВНИКОВ,

кандидат технических наук.

 

Категория: Авторские статьи | Добавил: pol (02.05.2013) | Автор: Харчевников Александр Тимофеевич
Просмотров: 186 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]